, ,

Ваше глубочайшее сострадание (к уходу Шрилы Прабхупады)

Том 12, глава 1

 

Дорогой Шрила Прабхупада.

Пожалуйста, примите мои смиренные поклоны в пыли Ваших лотосных стоп.

Тридцать четыре года тому назад Вы ушли из поля нашего материального видения. Хотя уход чистого преданного отмечается в традиции вайшнавов как славное событие, я, по правде говоря, никогда не ощущал, что это праздничный день. Вместо празднования мне больше нравится проводить это время в одиночестве, вспоминая Ваши игры среди нас и раздумывая о моем служении Вашей божественной миссии.

Конечно, было понятно, что однажды Вы уйдете. Мой духовный брат Пита дас в своих воспоминаниях рассказывал, что он слышал, как за несколько дней до ухода Вы спросили преданных у своей кровати: “Почему вы все плачете?”

– Потому что Вы так больны, Шрила Прабхупада, – ответил один преданный. – Мы боимся, что Вы можете уйти.

Тогда Вы и произнесли фразу, ставшую знаменитой:

– Я никогда не умру, – сказали Вы. – Я буду жить вечно в своих книгах.

Прошли несколько мгновений; единственным звуком было тихое воспевание кого-то из преданных. Потом Вы снова заговорили.

– Старики умирают. Это естественно, – произнесли Вы. – Когда умирает кто-то молодой – это неправильно, потому что молодые должны жить, пока не состарятся. Но я стар. Так что не плачьте.

– Но Шрила Прабхупада, – сказал один преданный. – Мы плачем, потому что не можем жить без Вас, а когда Вы уйдете, мы не будем знать, как с Вами общаться.

– Я буду общаться с вами через ваше сердце, – сказали Вы. – И буду приходить к вам в ваших снах.

Услышав это воспоминание Питы даса о Вас, я ощутил сильное счастье, потому что иногда Вы мне снитесь. Всего несколько ночей тому назад, после одного особенно замечательного фестиваля, который мы провели в Бразилии, мне приснилось, как Вы позвали меня к себе в комнату. Я вошел, Вы лежали на кровати, готовясь ко сну. Вы показали в сторону своего стола.

– Пожалуйста, почитай мне мою почту, – сказали Вы.

На столе была небольшая стопка авиаписем от Ваших учеников со всего мира. Я открывал письма и читал их вслух. Письмо за письмом рассказывали об успехах Вашего движения в разных станах. Одно из них привлекло мое внимание. Преданный описывал страдания людей в той стране, где он проповедует, что им приходится претерпевать из-за нищеты, голода и гражданской войны. Я читал письмо и услышал, что Вы издали какой-то звук. Взглянув на Вас, я увидел, что по щекам Вашим катятся слезы.

– Лишь сознание Кришны спасет их, – произнесли Вы слегка дрогнувшим голосом.

Тронутый Вашим глубоким сочувствием к падшим душам, я тоже заплакал. Я ощутил, как на какой-то миг Вы, по своей милости, позволили мне разделить с Вами Ваши эмоции. Я проснулся и был потрясен: лицо мое было влажно от слез.

Шрила Прабхупада, этот сон был очень важен для меня: он подтверждает значимость Вашей миссии. Он помог мне осознать, что Ваше сострадание к людям, мучающимся в этом мире, – одна из Ваших глубоких духовных эмоций.

Дорогой мой духовный учитель, хотя я посвятил этой миссии более сорока лет своей жизни, я все еще новичок на пути преданности. Каждому это видно. Я не понимаю према-бхакти, любви к Богу, так же, как и не разбираюсь в сложностях чистого преданного служения. Но кое-что о Вашем глубинном беспредельном сострадании я знаю. Я могу понять его, потому что мне самому довелось стать объектом этого сострадания. И также я понимаю, что Вы хотели бы, чтобы другие получили опыт такого переживания. И потому, до тех пор, пока жив, я хочу продолжать делиться с падшими душами Вашим состраданием. Что же до более глубоких реализаций, я уверен, что Вы будете довольны следованием Вашим наставлениям проповедовать сознание Кришны и даруете мне тайны преданного служения.

бруйух снигдхасйа шишасйа
гураво гухйам апй-ута

“Гуру должен раскрывать тайны тому ученику, у которого есть привязанность к гуру”.
[“Шримад-Бхагаватам” 1.1.8, перевод Шрилы Вишванатхи Чакраварти]

В одном удаленном уголке Вриндавана, в месте, известном под названием Бадринатх, есть большой загадочный камень, называемый Сугандхи-шила. Он источает прекраснейший небесный аромат. Мой дорогой духовный учитель, молю, чтобы милость Ваша превратила мое подобное камню сердце во что-нибудь божественное, навроде этой Сугандхи-шилы. Тогда, быть может, я так же как Вы, буду плакать слезами сострадания, заслышав о чужих бедах; и, как Вы, с непоколебимой решимостью отправлюсь проповедовать божественный приказ.

Шрила Прабхупада, теперь я стар, и уход мой так же неминуем. Но Вы сказали, что в старости, когда наступит время, нет смысла скорбеть. Единственным поводом моего переживания будет, что Ваша миссия в этом мире остается незавершенной. Потому мне хотелось бы, чтобы Вы знали: я готов рождаться столько раз, сколько нужно, чтобы осушить Ваши слезы сострадания к тем, кто обделен милостью Кришны. Пусть я буду рождаться на небесах или в аду, или где-нибудь меж ними; где бы я ни был, поистине, я счастлив, служа Вам.

Ваш слуга,
Индрадьюмна Свами

, ,

Джива Госвами рассказывает Дамодара-лилу

Мама Яшода, увидев, что сын ее перевернул ступу и, усевшись на нее, раздает масло обезьянам, покачала головой и чуть улыбнулась.

Решив схватить своего сына, который вел себя, точно вор, она стала к нему подкрадываться. Но он еще издали заметил ее и бросился бежать. Общеизвестный факт: у вора – сотни глаз, тогда как у сторожа лишь два. Одна обезьяна, уже вдоволь наевшись раздаваемым маслом, быстро вспрыгнула на ветку дерева, тоже заметив крадущуюся Яшоду с палкой, спрятанной под тканью.

Тут мама Яшода пустилась вдогонку за сыном, и цветы, вплетенные в ее волосы, рассыпались повсюду.

– И куда же ты собрался убежать, а, царь воришек?

Лицо Кришны освещала прекрасная улыбка. Когда мама почти что догнала его, он вскрикнул – но ухватить его она все никак не могла. Так огромным скоплениям облаков, сгоняемым восточным ветром на запад, не удается подхватить маленькую тучку на востоке.

Кришна завидел один проход (мама Яшода о нем не знает!) и помчался туда. Однако Яшода побежала за ним в то потаенное место. Кришна мчался, не оглядываясь. Яшода все не могла догнать его, и лишь когда от он в испуге оглянулся, она его подхватила.

Тут слезы заволокли глаза Кришны и помогли найти выход из ситуации: ведь ему надо было смягчить гнев мамы Яшоды и избежать наказания за плохое поведение.  Кришна поэтому еще и задрожал. Мама Яшода пыталась силой повернуть к себе его лицо. Кришна отворачивался, чтобы мама не увидала, что он весь в масле, а она стала пугать его:

– Чтобы ты больше не крал в своем собственном доме… взгляни-ка на это! – и погрозила ему палкой.

Однако, казалось, ее лотосоокий сын был и так перепуган, и царица Враджа отложила палку. Вот какой у них произошел разговор:

– Мама! Не бей меня, пожалуйста, этой палкой!

– Ты же воришка! А, воришка! Мало того, царь среди всех воришек!

– Воры рождаются в семье твоего отца, а не моего!

Услышав, что сын отвечает так остроумно, мама Яшода улыбнулась… и продолжила:

– Горшок с йогуртом разбит!

– Это кара Верховного Господа!

– А кто дал масло той обезьяне?

– Тот, кто эту обезьяну создал!

Отчитывая его и так и эдак, мама Яшода задумчиво произнесла:

– Вот уж не понимаю, что это ты всегда забираешься и съедаешь масло, когда оно нужно для  жертвоприношений, – но тут чувства захлестнули ее. Она улыбнулась и с недовольством проговорила:

– Не отпирайся, скажи мне правду!

Кришна расплакался в ответ:

– Мама! Ты бросилась снимать молоко с огня, чтобы оно не убежало, задела ногой горшок и разбила. При чем тут я? А обезьяну вдохновил Сам Верховный Господь, и она украла наше масло. Я хотел отобрать у нее масло, и тут ты меня увидела. Скажи, пожалуйста, при чем тут я. Я увидал, что ты идешь ко мне с этой палкой, и мне осталось только побежать. Но ты все равно безжалостно погналась за мной!

Тогда мама Яшода, немного сожалея о содеянном, сказала своему сыну:

– Ах ты лучший из логиков… ах лучший из воришек! Хотя ты сын Враджараджи Нанда Махараджи, очень уж ты привязан к обезьянам! Ты прямо как они. Может быть, отправишься в лес?

Кришна отвечал:

– Если ты думаешь, что я как обезьяна, ладно! Сегодня же уйду в лес, буду жить с ними.

Услышав такое, мама Яшода подумала: «А ведь уйдет. Пока не убежал в лес, привяжу-ка я его».

Поэтому мама Яшода привязала сына к ступе.

 

[ «Гопала-чампу» Шрилы Дживы Госвами, восьмая Пурана.
Перевод с санскрита: Hari Parshad das, санскрит на http://www.granthamandira.com ]

,

Чистейшая

«Сначала Сита положила соломинку между собой и Раваной, как знак своего нежелания соприкасаться с ним. Потом она мягко ответила: “Ты должен отводить от меня свой ум и оставаться довольным бесчисленными женами, которыми ты уже владеешь. Тебе никогда не завладеть мной, – в точности как грешнику не достичь совершенства. Я родилась в благородной семье и была выдана замуж согласно всем принципам религии. Я никогда не совершу ничего противоречащего добродетели, и не надейся обрести мою благосклонность”.

[ Сита, супруга Господа Рамачандры, из Сундара-канды “Рамаяны” ]