, ,

Возвращаясь к урагану Катрина

Том 9, глава 5
13 – 14 апреля 2008, Нью-Талаван, Миссисипи, США

 

Во время моего проповеднического тура по Соединенным Штатам меня пригласили в Нью-Талаван, сельско-хозяйственную общину ИСККОН в штате Миссисипи. Мой духовный брат Йогендра Вандана дас встретил меня в аэропорту Нью-Орлеана. Мы ехали по городу, – красота старинных южных зданий впечатляла, но вскоре меня поверг в шок вид нескольких заброшенных районов, разрушенных в результате наводнения, вызванного ураганом Катрина два с половиной года назад.

– Восемьдесят процентов города были под водой, – сказал Йогендра Вандана. – Все побережье Миссисипи было опустошено, восстановительные работы идут непрерывно, но на это требуется время.

– Почти две тысячи человек погибли, а 285 тысяч остались без крова, – продолжал он. – Более миллиона акров леса уничтожены. Ущерб экономике штата составил 150 миллиардов долларов. Министерство внутренней безопасности Соединенных Штатов назвало этот ураган одним из самых ужасных стихийных бедствий в истории страны. Потребуются годы, возможно даже десятилетия, чтобы вернуть городу его былую красоту.

– Мы сидим на пороховой бочке, потому что часть города находится ниже уровня моря. Всегда есть опасность, что во время сильного шторма Миссисипи может выйти из берегов и затопить город. Во время урагана Катрина стало ясно, что дамбы, построенные вокруг города, чтобы защищать его от наводнений, недостаточно прочны.

– Вот посмотрите, – сказал он, показывая на заброшенный супермаркет. Я не мог поверить своим глазам. Огромное здание было безжизненно зловещим – в разгар дня в нем не было ни души.

– Внутри все было затоплено, – продолжал Йогендра Вандана. – Уровень воды был больше шести метров. В городе очень много таких заброшенных супермаркетов.

– Нас до сих пор окружают последствия Катрины. Это было самой большой новостью во всех средствах массовой информации на протяжении нескольких месяцев, но в конце концов люди потеряли интерес к этому. Единственный положительный эффект заключается в том, что люди стали здесь более восприимчивы к Сознанию Кришны, чем когда-либо. Жизнь такова, что именно трагедия заставляет людей задуматься о цели жизни.

– Это действительно так, – ответил я. – Слава Богу, Нью-Талаван избежал гнева шторма.

– На самом деле, Махараджа, – сказал Йогендра Вандана, – мы пережили основной удар стихии.

– Неужели? – удивился я.

– Да, – подтвердил он, – и многие члены нашей общины были задействованы в спасательных работах в духе сознания Кришны.

– Я был не в курсе, – ответил я.

– Как и большинство преданных ИСККОН, – сказал он.

– Расскажи мне, что случилось, – попросил я, – а я расскажу всем.

– Ураган обрушился утром в понедельник, – начал он. – В выходные мы отпраздновали Джанмаштами и Вьяса-пуджу Шрилы Прабхупады. Поскольку было объявлено штормовое предупреждение, многие семьи из Нью-Талавана уехали в
Атланту, штат Джорджия. Но не у всех было куда уехать. Где-то семь семей и пятнадцать одиноких мужчин и женщин остались.

Я проводил мангала-арати в храме, когда обрушился ураган. Ветер был такой силы, что я думал, что сорвет крышу. После арати все преданные сели вместе. Мы видели, как вокруг летали какие-то обломки. Из оборванных электрических проводов сыпались искры, и звук ветра заглушал все. Было страшно, но преданные сидели спокойно и повторяли Харе Кришна.

Когда глаз шторма был над нами, стало тихо, и я выбежал на улицу, чтобы оценить ущерб. Это была картина полного опустошения. Повсюду были обломки. Многие деревья повалены. Большая часть забора разрушена. Наши коровы растерянно бродили вокруг. Я увидел, что некоторые из них мертвы, убитые поваленными деревьями. Наша мастерская была полностью уничтожена. После того как мы переждали шторм до конца, мы обнаружили, что четыре дома преданных серьезно повреждены.

Что мы не смогли по достоинству оценить сразу, так это размер ущерба во всем штате. Большая часть Нью-Орлеана находилась под водой 30 дней. Дороги были завалены деревьями во всех направлениях. Опоры линий электропередачи повалены, и в результате сотовые телефоны, наземные линии связи и компьютеры не работали несколько недель. Целый месяц на южном побережье не работал ни один магазин. Школы не работали полтора года, а аэропорт Нью-Орлеана – шесть месяцев.

Нашей первостепенной задачей было очистить дороги на нашей территории с помощью бензопил и попытаться восстановить изгородь, чтобы коровы не разбрелись. Мы потратили много времени, чтобы восстановить крыши наших построек.

Несмотря на отчаянную ситуацию, мы были в лучшем положении, чем большинство наших соседей, потому что у нас было два значительных преимущества: генератор, благодаря которому мы могли качать чистую воду, и сжиженный пропан, на котором мы могли готовить. У наших соседей не было чистой воды, потому что общественный трубопровод, доставляющий чистую воду, был поврежден, и вода была заражена. И у большинства людей не было возможностей готовить, потому что было невозможно попасть в город, чтобы купить пропан.

Но главное – у нас была спутниковая тарелка, с помощью которой мы могли связаться с остальным миром. Мы немедленно сообщили преданным в разных храмах, что с нами все в порядке, что никто не пострадал, и что у нас есть все необходимое, чтобы выжить.

Следующие несколько дней мы просто сидели и ждали. Поскольку на дорогах было много поваленных деревьев, мы не могли выехать за пределы общины, и никто не мог приехать к нам. Властям Миссисипи стоило больших усилий расчистить дороги.

Благодаря сложившимся обстоятельствам мы жили простой жизнью. Электричества не было, и мы ложились спать с заходом солнца, а утром проводили мангала-арати при свечах. Благодаря тренировке в сознании Кришны мы были готовы к такой жизни. Но можете только представить, как тяжело пришлось другим людям. Настоящей проблемой стало отсутствие канализации. Люди были вынуждены ходить в туалет в пластиковые пакеты и закапывать их в саду.

Через несколько дней мы узнали, что некоторые дороги расчистили, и тогда принялись за дело – распространять милость Кришны в форме прасада.

К счастью, помимо пропана у нас был солидный запас продуктов, так как мы закупили много бхоги на Джанмаштами. Итак, мы начали ежедневно готовить и развозить горячий прасад по городам на побережье. Федеральное Агентство по Чрезвычайным Ситуациям (ФАЧС) США, перегруженное работой по устранению последствий катастрофы, медленно реагировало, поэтому во многих местах мы были первыми, кто пришел на помощь. Люди по-настоящему оценили это.

На протяжении многих недель мы раздавали тысячу тарелок в день. Мы также проводили киртаны и пели Харе Кришна. В какой-то момент, когда ФАЧС пожаловалось, что мелкие благотворительные организации усложняют ситуацию в
зоне бедствия, местный конгрессмен сказал нам: “У вас есть моя поддержка. Продолжайте делать свое дело и не обращайте внимания на то, что говорит ФАЧС”.

Из-за большого спроса на пищу наши запасы вскоре закончились, и мы через спутник обратились к храмам по всей Америке. Через несколько дней преданные из Алачуа во Флориде выслали грузовик с продуктами на 20 тысяч долларов.
Прияврата дас из Вашингтона, округ Колумбия, возглавляющий организацию Пища Жизни, объединился с Сададживаной дасом, который собрал продуктов на тысячи долларов, и они приехали на своем грузовике в зону бедствия.

Чтобы продолжить распространение прасада, нам нужно было починить все наши постройки. Мы еще раз обратились за помощью и пожертвования очень быстро пришли. Бир Кришна Госвами и я собрали 40 тысяч долларов за пару недель. Перед бурей мы еле сводили концы с концами. Неожиданно Кришна предоставил нам неограниченные ресурсы для проповеди в самом центре катастрофы.

С новым энтузиазмом мы продолжили распространять прасад на побережье в городах, подвергшихся удару стихии. Мы сконцентрировались на районах, где национальная гвардия Миссисипи распространяла воду и лед. Люди выстраивались
в очереди, чтобы получить эти жизненно необходимые продукты, а мы дополнительно давали им прасадам. Особенно были рады получить горячую еду солдаты, потому что все у них был только сухой армейский паек. Там у нас появилось много новых друзей.

К великому счастью наших распространителей, местная телефонная компания Southern Bell на время предоставила бесплатные телефонные линии, благодаря чему преданные из Индии получили возможность часами разговаривать с родными.

В Нью-Орлеане нашему храму чудесным образом удалось избежать серьезных повреждений. Но городские чиновники посчитали весь район непригодным для проживания и попросили 22 преданных покинуть храм. Беспокоясь, что храм
разграбят или повредят, преданные колебались. Каждый день национальная гвардия Луизианы, которая прибыла в город после урагана, приходила и требовала, чтобы они покинули город.

В конце концов преданные из Далласа отправили огромный грузовик, чтобы забрать из храма больших Божеств Радхи-Кришны и параферналии. Это было нелегко, поскольку военные и полиция пропускали только автомобили с важным грузом для поддержания порядка. Но вместе с преданными поехал журналист и каждый раз, когда их останавливали на пропускных пунктах, он представлялся и спрашивал, почему преданным не позволяют вывезти их религиозные артефакты. Не желая негативной огласки, чиновники позволили проехать все блокпосты.

В храме только начали грузить Божеств, но появился военный патруль и захотел конфисковать грузовик. Они заявили, что он въехал на территорию города незаконно, и они забирают его для спасательных работ. Когда преданные отказались подчиниться, разразился спор. В какой-то момент старший патруля начал угрожать преданным. В этот момент они увидели другой грузовик такого же размера, проезжавший по другой стороне улицы. Незаконность его проникновения на территорию города не вызвала у военных никаких сомнений, и они его тут же конфисковали. Преданные погрузили Божеств и параферналии и быстро уехали в Даллас.

Ураган продолжает оставаться здесь источником несчастий. Преданные оказали столько помощи, что в знак благодарности Фонд Буша-Клинтона выделил 30 тысяч долларов на ремонт наших поврежденных зданий. Министерство сельского хозяйства США выделило нам 36 тысяч долларов на ремонт изгороди и бульдозер, чтобы очистить нашу территорию от поваленных деревьев.

Но самое главное, что распространение прасада и пение святых имен помогло нам завоевать уважение и восхищение, особенно среди местных и федеральных чиновников. Объединив наши усилия, мы смогли облегчить страдания, причиненные Катриной и дать людям истинное духовное благо.

Шрила Прабхупада пишет:

“Каждый может найти время и средства, чтобы совершать эту ягью и угощать прасадом всех желающих. В век Кали этого больше чем достаточно, и Движение сознания Кришны основано именно на этом принципе: все время петь и повторять мантру Хaре Кришна, как в храме, так и на улице, a также угощать прасaдом как можно больше людей. Сотрудничество с органами государственной власти и с теми, кто создает капитал страны, может очень помочь в этом. Распространение прасада и санкиртана принесут людям мир и благоденствие”.

[ Шримад-Бхагаватам 4.12.10 комментарий ]

, ,

Матерь храмов

Том 9, глава 2
29 января – 13 февраля 2008, Бали, Индонезия

 

Во время полета из Гонконга на Бали я размышлял над последним разговором с моим духовным братом Б. Б. Говиндой Махараджем. Мы говорили о том, как встречали Шрилу Прабхупаду в аэропорту Детройта в 1971 году. Это была наша первая встреча со Шрилой Прабхупадой, и я спросил Махараджа, помнит ли он хоть что-нибудь из его приветственной речи.

– Да, – с улыбкой ответил он. – Шрила Прабхупада сидел в кресле, в какой-то момент он подался вперед и сказал: “Пожалуйста, верьте моим словам, вы – не эти материальные тела”.

– Невероятно, – сказал я. – Это именно то, что и я помню из той лекции.

Самолет мчался дальше, а я размышлял над словами Шрилы Прабхупады. “Пожалуйста, верьте мне”. Я подумал, что каждый проповедник в сознании Кришны всегда умоляет аудиторию принять его послание. И поэтому был очень рад прочитать через несколько часов письмо от моей ученицы, полученное на е-майл:

“Дорогой Шрила Гурудева,
Пожалуйста, примите мои смиренные поклоны.
Слава Шриле Прабхупаде.

Спасибо Вам большое за то, что привезли свой проповеднический тур в Австралию. Моя мама была очень тронута лекцией, которую Вы дали на фестивале в Сиднее. Недавно, когда я была на семейном ужине в ее доме, мой зять спросил, как преданные относятся к дням рождения. Я стала объяснять, что мы не являемся материальными телами, что мы души.

Неожиданно мама перебила меня: “Да, и когда мы умираем, это как будто мы снимаем старую одежду, чтобы надеть новую. Тела меняются, но душа остается неизменной”.

Я не стала останавливать ее, а она была очень вдохновлена и на протяжении нескольких минут привела множество примеров, цитируя Вашу лекцию. Например, что тело – это машина, а душа – водитель. Потом она встала и, попросив у всех внимания, провозгласила: “Итак, мы можем или снова родиться здесь, в материальном мире, или вернуться назад, в вечный, полный знания и блаженства духовный мир”.

Она сделала паузу и продолжила: “Ведь очевидно, что лучше попытаться вернуться в духовный мир”.

Все сидели, остолбеневшие. Я захлопала, и неожиданно все тоже стали хлопать и шуметь в знак одобрения. Мама молча села.

Перед фестивалем у нее был небольшой интерес к сознанию Кришны. Но Вы так замечательно его преподнесли, что ее сердце изменилось.

Ваша служанка, Виласа Манджари.”

Моторы продолжали гудеть, а мои мысли вернулись к Бали. Как-то я уже бывал там, 15 лет назад. В то время местные брахманы, которые в основном поклонялись полубогам и видели в нашем поклонении Кришне угрозу, препятствовали развитию нашего движения. Публичные харинамы были запрещены, преданные были вынуждены встречаться тайно. Напряженная ситуация разрешилась, когда Бхакти Сварупа Дамодар Госвами встретился с общиной брахманов и уверил их в нашем желании сотрудничать.

Хотя Бали располагается в 6000 километрах от нынешней Индии, Ведическая культура была распространена там на протяжении тысячелетий. Этот факт подтверждают слова Шрилы Прабхупады о том, что когда-то Ведическая культура существовала во всем мире:

“Во времена Махараджи Притху всем миром правил один император, которому подчинялось множество вассальных государств. Подобно современным федерациям, в древности мир состоял из отдельных государств, но все они были подвластны одному императору”. [ Шримад-Бхагаватам 4.16.27, комментарий ]

“Если у меня будет время, – подумал я, – поищу доказательства существования древнеиндийской культуры на Бали”.

Наконец, командир экипажа объявил, что мы огибаем Бали и вскоре будем садиться. Я выглянул в иллюминатор и изумился красоте острова с высоты птичьего полета. Он был словно зеленая жемчужина в мерцающей голубой ракушке. А когда мы приземлялись, казалось, что пышная зелень тропических растений будто набросилась на нас.

Пройдя иммиграционный контроля и таможню, я забрал свой багаж. На выходе из терминала меня встретили теплый тропический бриз и 30 преданных, вдохновенно поющих киртан. Пока мы ехали в дом, где я должен был остановиться, преданные рассказали, что на Бали диапазон колебания температуры в течение года составляет всего несколько градусов, беспрерывно цветут цветы, нет ни диких животных, ни ядовитых змей и пауков, ни циклонов.

– Словно рай на земле, – сказал я, когда мы въехали в Куту, крупный город и популярный туристический центр.

– Не совсем, – ответил Падмалочан дас и показал на огромное, богато украшенное сооружение с длинным списком имен, тисненных золотом на стене.

– Что это? – спросил я.

– Имена 202 человек погибших в 2002 году от бомбы террористов “Jemaah Islamiyah”, – ответил он. – Большинство из них были иностранцами.

Мы молча проехали мимо мемориала.

После обеда мы поехали посмотреть различные места на острове. Когда мы проезжали через маленькую деревушку, я попросил водителя остановиться, чтобы мы могли прогуляться. На рынке я увидел весьма экзотические фрукты: змеекожий фрукт, желтый арбуз и мангустин. Также я заметил множество храмов.

– На Бали более 11 тысяч храмов, – сказал Падмалочан.

Я вспомнил о своей идее поискать связь религиозной жизни современного Бали с духовной культурой Индии.

– Они очень древние? – спросил я.

– Некоторым несколько сотен лет, – ответил он.

– Не такие уж и древние, – сказал я.

– Здешние люди не так много знают о Кришне, – сказала Махамуни даси. – Почти во всех храмах на Бали поклоняются полубогам, предкам и духам.

– Духам? – удивился я.

– Да, – ответила она. – Они поклоняются духам, чтобы те их не беспокоили. Видите скромные подношения перед домами вдоль дороги? Они называются ягья-шешу и предназначены духам.

В тарелках из листьев я увидел фрукты и цветы – а также сигареты и вино.

Мы вернулись, отдохнули, а потом отправились на программу в храм Радхи-Расешвары, который находился в джунглях в двух часах езды от Денпасара, столицы острова. Это один из четырех главных храмов ИСККОН на Бали.

Когда мы приехали, преданные пели киртан. Пораженный красотой острова, я дал первую лекцию из серии о том, что мы должны быть сосредоточены на сознании Кришны и не отвлекаться на красоту этого мира. Я сказал, что единственная опасность, которую я увидел на райском острове Бали – это идеальная природа, которая может заставить забыть о Кришне кого угодно. Преданные согласно кивали.

На следующий день мы поехали в другую часть острова, чтобы почитать там джапу. Я заметил, что в каждой деревне в центре транспортного кольца установлены диорамы, изображающие игры Господа из Рамаяны и Махабхараты. В одном месте я увидел битву Господа Рамачандры с Раваной, в другом Драупади с ее пятью мужьями, Пандавами.
В центре рынка маленького городка стоял Юдхиштхира, а в соседней деревне Хануман нес гору с целебными травами для Лакшмана.

Я понял, что хотя диорамы были воздвигнуты недавно, их можно считать доказательством того, что корни Ведической культуры существовали здесь тысячи лет. С помощью памятников искусства, разбросанных по всему острову, гораздо легче помнить о Боге. Казалось, что Бали вобрал в себя лучшее из двух миров.

Джунгли сгущались вдоль дороги, по которой мы ехали. Время от времени я видел кристально чистые водопады, впадающие в большие заводи. Среди камней играли обезьяны, разноцветные птицы перелетали с дерева на дерево, повсюду порхали бабочки.

В какой-то момент Махамуни повернулась ко мне и спросила:

– Махараджа, хотите посетить ботанический сад неподалеку?

– Вся ваша страна – большой ботанический сад, – рассмеялся я.

За окном проносились пейзажи деревенской жизни, и я заметил еще больше храмов. Это были сооружения в типичном для Бали открытом стиле, и везде на алтарях стояли подношения из свежих фруктов. Когда мы проезжали через мост, я увидел, что на его четырех углах стояли свирепые фигуры в ярких цветных одеждах.

– Кто это? – спросил я.

– Второстепенные божества, защитники путешественников, – ответил Падмалочан. – Люди, как видите, хорошо заботятся о божествах, и верят, что взамен божества будут заботиться о них.

На меня произвело впечатление, что балийцы относятся к силам природы как к личностям и осознают, что за каждым проявлением природы стоит контролирующее божество. Однако я был разочарован, что они не понимают того, что существует Верховная Личность, Кто контролирует все и которому должны быть преданы все. Но в этом не было ничего удивительного. Эта проблема существовала и 5000 лет назад. Кришна говорит:

са тая шраддхая юктас
тасьярадханам ихате
лабхате ча татах каман
маяива вихитан хи тан

“Наделенное такой верой, живое существо поклоняется тому или иному полубогу и достигает желаемого результата.
Но в действительности все эти блага даю ему Я Сам”.
[ Бхагавад-Гита 7.22 ]

Вечером мы посетили программу в храме Гауранги, расположенном рядом с Кутой.

– Нет смысла критиковать людей, поклоняющихся полубогам, – сказал я на лекции. – И хотя приезжающие сюда туристы могут считать это проявлением нецивилизованности, на самом деле это более возвышенное понимание, чем мнение современной науки, считающей, что все происходит случайно. Что мы можем предложить, так это факт, что просто поклоняясь Кришне, мы удовлетворяем всех полубогов, которые являются Его преданными.

На следующий день мы прогуливались по пляжу, читая джапу, и я присел, раздумывая, что если Ведическая культура процветала на Бали тысячи лет назад, то должны остаться доказательства поклонения Кришне или Вишну, поскольку поклонение полубогам и поклонение Верховной Личности Бога в Ведической цивилизации существовали одновременно.

Я подошел к Махамуни.

– Ты говорила, что на Бали тысячи храмов, – сказал я, – но всё, что я видел – это поклонение полубогам и духам. А есть хоть один храм, в котором поклоняются Вишну?

– О да, – ответила она. – Пура Бесаки. Мы называем его Матерью храмов. Это самое священное место на Бали. Там поклоняются Брахме, Вишну и Шиве.

– Вот это да! – воскликнул я.- То, что я хотел услышать. Ему тоже несколько сотен лет, как и всем тем храмам, которые мы видели?

– Нет, – ответила Махамуни. – Ему тысяча семьсот лет.

Я потерял дар речи.

– Это то доказательство, что мне и нужно, – сказал я после долгого молчания. – Это подтвердит слова Бхагаватам, который утверждает, что когда-то Ведическая культура была распространена по всей земле.

– Чтобы добраться туда, нужно время, – предупредила Махамуни. – Он находится на горе Агунг, это действующий вулкан. Но не беспокойтесь. Последний раз он извергался в 1964 году. Многие туристы стремятся посмотреть храм, хотя там есть места, куда их не пускают. Это, по сути, целый комплекс, состоящий из множества храмов, как уменьшенная копия Ангхор-Ват в Камбодже.

– Поедем завтра утром, – сказал Падмалочан. – Завтра очень благоприятный день.

– Каждые шесть месяцев там устраивают праздник, – объяснила Махамуни. – Многие балийцы в эти дни отправляются в паломничество, чтобы помолиться. Люди верят, что Господь уберег храм во время извержения. Потоки лавы проносились в нескольких метрах от храмового комплекса, но ни одно из строений не пострадало. А соседние деревни были стерты с лица земли. Тысяча человек погибла.

Вечером была программа в храме Сандипани Муни, принадлежащем ИСККОН в Денпасаре. Когда я приехал, нас уже ждали сотни преданных.

– Где бы мы ни собирались, всюду столько счастливых преданных, – сказал я Падмалочану. – Сколько преданных на Бали?

– Более двух тысяч, – ответил он с улыбкой.

В лекции я снова говорил о том, что вся красота этого мира временна и что, в конце концов, мы должны отречься от нее. Но я подчеркнул, что истинное отречение – задействовать в служении Богу все, что нас окружает, и что преданные должны использовать природные богатства острова для прославления Кришны.

После лекции один преданный обратился ко мне.

– Мы используем красоту наших пляжей для того, чтобы проводить харинамы по субботам и вовлекать туристов в киртан.

Когда он показал фотографии, я был удивлен, увидев австралийцев и европейцев, поющих Харе Кришна и танцующих с преданными на пляже. Я поздравил его с тем, что ему удается давать духовную жизнь охотникам за загаром.

На следующий день рано утром мы отправились в Пура Бесаки. Во время долгой поездки по гористой местности, сплошь покрытой джунглями, я восхищался тем, что поклонение в храме продолжается уже в течение тысячи семисот лет. Мне не терпелось добраться до места и отыскать доказательства Ведических корней прошлого Бали.

Наконец, мы доехали до парковки в километре от храма.

– По традиции последний километр нужно пройти пешком, – сказал Падмалочан, – чтобы было время поразмышлять о величии Бога и о том, что мы Его смиренные слуги.

Подъем был крутым, было влажно и жарко. На последних шагах мне пришлось преодолевать себя. Мы поднялись на вершину – и неожиданно нашим взорам предстал гигантский храм, утопающий в величественных джунглях.

– Боже мой! – воскликнул я. – Никогда не видел ничего подобного.

Мы прошли последние 200 метров и, переведя дух, продолжили подниматься по длинной лестнице, которая вела к первым постройкам храмового комплекса. Древность панорамы ошеломляла.

– Впечатление, что я попал в другую эпоху, – сказал я Падмалочану.

Мы шли, и было слышно, что в храмах священнослужители предлагают подношения. Как и все храмы, которые я видел на Бали, строения здесь были со всех сторон открытыми.

– В отличие от Индии, вы не увидите здесь Божеств, – сказал Падмалочан. – Они говорят, что боги приходят, только когда им поклоняются.

Пока мы проходили по огромному комплексу, я в благоговении разглядывал уникальную архитектуру зданий. Неожиданно мы вышли к проходу, который вывел нас на широкий внутренний двор, и я увидел священнослужителей, предлагающих различные подношения.

– Простые туристы не могут сюда пройти, только верующие, – сказал Падмалочан. – А за этим местом, где поклоняются полубогам, расположен храм Вишну.

– Это то, за чем я приехал, – произнес я в нетерпении. – Я в одеждах санньяси. Они позволят мне пройти туда?

– Попытаемся, – ответил он.

Я сунул руку в мешочек с четками и стал громко повторять святые имена; в это время мы вышли на огороженную площадку. Падмалочан надел мне на голову традиционную балийскую шляпу. Когда мы вошли в большой двор, некоторые священники подозрительно посмотрели на меня. Я стал повторять громче.

Неожиданно на полпути пожилой священник подошел к Махамуни и что-то сказал ей на балийском.

“Что ж, – думал я, – попытка не пытка”.

Махамуни с улыбкой повернулась ко мне.

– Если вы хотите пройти через этот комплекс, – сказала она, – то должны помолиться полубогам.

Священник достал поднос с предметами для поклонения, там были благовоние, свеча, фрукты и специи.

– Он хочет, чтобы вы предложили все это полубогам, – объяснила Махамуни.

“Строгий Вайшнав не поклоняется полубогам, – подумал я и вспомнил слова Нароттама даса Тхакура: “О брат, говорю тебе, если хочешь стать чистым преданным Верховного Господа, не стремись получить благословения полубогов”. [ Према Бхакти Чандрика ] Но если я не сделаю этого, то никогда не попаду в храм Господа Вишну”.

Священник занервничал, заметив мою нерешительность. Внезапно мне в голову пришла идея.

– Хорошо, – сказал я. – Я вознесу молитвы полубогам.

По милости Кришны я читал Десятую песню Шримад-Бхагаватам и только недавно заучил молитву, которая как нельзя лучше подходила к данной ситуации. Я поклонился ближайшему алтарю, а затем сел, зажег благовоние, предложил его и стал молиться:

катйайани маха майе
маха йогини адхишвари
нанда гопа сутам деви
патим ме куру те намах

“О богиня Катйайани, о великая энергия Господа. О владычица мистических сил и могущественная повелительница всего, пожалуйста, сделай так, чтобы сын Махараджи Нанды стал моим мужем. Предлагаю тебе свои поклоны”. [ Шримад-Бхагаватам 10.22.4 ]

На священника это произвело большое впечатление, и, дав нам немного чаранамриты, он с радостью показал путь к храму Вишну.

– О чем вы молились? – спросила Махамуни.

– Я прочитал молитву гопи, – сказал я, – но её результат недостижим в этой жизни.

Мы прошли через двор, поднялись еще на несколько лестничных пролетов и в конце концов оказались на вершине горы, где располагался весь храмовый комплекс. Оттуда открывался прекрасный вид на гору Агунг.

– Наверное, страшно, когда извергается вулкан, – сказал я.

– Он все еще очень активен, – сказал Падмалочан. – Время от времени выбрасывает густой дым и пепел. Начало нового извержения – только вопрос времени.

– Надеюсь не сегодня, – сказал я, нервно улыбнувшись.

Мы повернули налево, прошли еще 50 метров по каменной дорожке и наконец подошли к храму Господа Вишну. Когда мы вошли, я с удивлением обнаружил, что мы единственные посетители.

– В Пура Бесаки поклоняются Шиве как верховному, – сказала Махамуни, – не Вишну.

– Уверен, что так было не всегда, – сказал я. – Только взгляните на величие храма, на изящную резьбу на камне. Когда-то главным божеством здесь был Вишну.

Неожиданно из-за храма появился пожилой человек в белых одеждах.

– Священник, – шепнул Падмалочан.

Он предложил чашу с фруктами и прочитал какие-то молитвы. Я терпеливо ждал и, когда он закончил, подошел к нему.

Я говорил, а Махамуни переводила.

– Сэр,- начал я, – мы преданные Господа Вишну, или Кришны. Нам было очень приятно увидеть, с какой преданностью вы предлагаете Ему подношение.

Он смиренно склонил голову, но ничего не ответил.

– Как долго вы служите здесь? – спросил я.

– С детства, – ответил он. – Мой отец был здесь священником, и его отец, и дед…

– А сколько вам лет? – продолжал спрашивать я.

– Восемьдесят три, – ответил он.

– Выглядите моложе, – заметил я.

– Одной женщине в моей деревне 225 лет, – сказал он. – Она родилась в 1783 году.

Глаза Падмалочана округлились от изумления.

– В предыдущие поколения люди здесь жили больше двухсот лет, – продолжал священник.

– Как это возможно? – спросил я.

Он рассмеялся и объяснил:

– Тяжело работали на полях. Пили воду из ручьев, ели в основном рис да овощи и каждый день посещали этот храм.

– Каждый день посещали этот храм, – повторил я, пытаясь связать этот факт с продолжительностью жизни.

Он улыбнулся.

– Они были счастливы, – сказал он, – но никто из нас не будет жить вечно. Что по-настоящему важно – это куда вы отправитесь, когда умрете.

– А куда вы надеетесь отправиться после смерти? – спросил я, страстно желая услышать сокровенные реализации из уст того, кто служил Господу всю свою жизнь.

Он помолчал несколько мгновений, глядя на алтарь.

– К Нему, конечно, – ответил он.

Священник замолчал, и в этот момент пошел дождь.

– Нам надо идти, – сказал я. – Весь этот путь стоил того, чтобы получить ваш даршан. Мы были очень рады увидеть этот древний храм, который является доказательством того, что духовная культура Индии в свое время была распространена далеко за пределами ее нынешних границ. И главное, что она до сих пор порождает подобных вам людей, преисполненных веры в Бога.

Шрила Прабхупада писал:

“Современные люди полагают, что в Ведические, или доисторические, времена Америка и многие другие части света еще не были открыты, но на самом деле это не так. Притху Махараджа правил миром за много тысяч лет до начала так называемой доисторической эпохи, и в этом стихе ясно сказано, что в те времена людям были известны все части света, и все они находились под властью одного царя. Из всего сказанного следует, что некогда цари Индии правили всем миром, а культура, к которой они принадлежали, была Ведической”.

[ Шримад-Бхагаватам 4.21.12, комментарий]

, , , , , , ,

Старый друг

Том 8, глава 2
16 января – 16 февраля 2007

 

Я приехал в Индию уже второй раз за последние несколько месяцев, надеясь найти новых артистов для нашего ежегодного фестивального тура в Польше. В этом году мы проведем уже 18-й фестиваль на побережье Балтийского моря, и поскольку снова придет много людей, мы должны поддерживать высокий стандарт наших программ.

Сначала я посетил ежегодный фестиваль традиционных индийских танцев в Дели, в котором участвовало 45 ярких коллективов со всей страны, представляющих свою программу Президенту Индии.

После отправился на юг, в Мумбай, где Сура дас, ответственный за все культурные мероприятия в нашем храме на Джуху-бич, собрал множество классических певцов, танцоров и артистов, чтобы показать их мне.

И теперь у меня был длинный список кандидатов на участие в нашем летнем туре. Я позвонил Джаятаму и Нандини.

– Думаю, в этом году наше шоу будет лучше, чем когда бы то ни было, – сказал я.

– Это хорошо, – ответила Нандини, – потому что мы буквально завалены заявками на проведение летних программ.

“Времена изменились, – подумал я. – Помню, как нам приходилось выгрызать и выцарапывать каждое разрешение на проведение наших мероприятий”.

Я размышлял о том, что фестивали пошли нам на пользу. И действительно, Шрила Прабхупада однажды сказал, что мы можем завоевать весь мир с помощью культуры:

“Люди жаждут этой культуры, культуры Кришны. Поэтому вы должны быть готовы представить “Бхагавад-Гиту как она есть”. И тогда Индия завоюет весь мир с помощью культуры Кришны. Остальное приложится”. [ Мумбай, лекция в пандале, 31 марта, 1971 ]

После этого я полетел в Мангалор (это в Южной Индии) на свадьбу Дридха-враты даса, сына моего духовного брата Дхарматмы даса и моей духовной сестры Двиджаприи даси.

Церемония должна была проходить на следующий день в курортном местечке в нескольких часах езды от города. Меня встретил местный преданный ИСККОН Суджал.

– Вы уже бывали в этой части Индии, Махараджа? – спросил он меня по дороге к побережью.

Я огляделся.

– Кажется да, – сказал я. – Вроде бы знакомые места. Этот район называется Парашурама-кшетрой, не так ли?

– Точно, – подтвердил Суджал. – Миллионы лет назад, после того как Парашурама 21 раз полностью уничтожил деградировавших кшатриев, Он попросил Варуну выделить брахманам землю на дне океана. Он присоединил ее к горам вдоль побережья,пригласил брахманов жить здесь и благословил их на счастливую гармоничную жизнь в этом прекрасном месте.

Температура воздуха здесь приятна в течение всего года – разница ее зимой и летом всего 8 градусов. Земля плодородна и богата всем разнообразием трав и специй. Местные говорят, что раз в год целебные свойства всех лекарственных растений входят в одно дерево, расположенное неподалеку. Если выпить его сока в тот благоприятный день, то весь год будет хорошее здоровье.

Мы проезжали через большую деревню.

– Этот городок называется Малки, – сказал Суджал. – Это пример того, как работает благословение Парашурамы. В Малки индусы и мусульмане – лучшие друзья.

– Неужели? – удивился я.

– Да, – ответил Суджал. – Несколько столетий назад купец-мусульманин вез на лодке свои товары по реке неподалеку отсюда. Неожиданно судно село на мель. Шли дни, и купец все больше и больше впадал в отчаяние.

Неожиданно перед ним появилась Мать Дурга и сказала, что под этой песчаной косой захоронено ее божество. Если купец освободит ее, она освободит его лодку. Он быстро выкопал из песка божество, и лодка мистическим образом снялась с мели.

Продав весь свой товар, он вернулся в Малки и построил огромный храм для божества Дурги, которое передал местным индусам. С тех пор индусы и мусульмане мирно живут здесь бок о бок. Иногда они даже ходят в гости друг к другу домой на религиозные церемонии.

Я посмотрел в окно и увидел, как девочки-мусульманки, одетые в черное так, что видны только одни глаза, идут по улице, держась за руки с девочками-индусками в сари.

– Ничего подобного раньше не видел, – сказал я.

Мы продолжали наш путь, и я разглядывал пейзажи и деревни, которые мы проезжали.

– Здесь чисто, – сказал я. – Не валяется мусор, нет открытых сточных канав, которые часто встретишь в деревнях на севере Индии. Немногие преданные ИСККОН бывают в этой части Индии.

– Здесь проходило множество игр, описанных в Пуранах, – сказал Суджал. – Неподалеку есть пещера, в которой Сита деви, похищенная Раваной, оставила Свое кольцо, надеясь, что Господь Рамачандра найдет Ее. Также воплощение Мохини-мурти оставила мир в этих краях. Точное место сейчас отмечено цепью цветных скал.

Ко всему прочему, у вашего духовного брата Таттва-даршаны даса неподалеку фермерская община. Там есть холм, на вершине которого великий Шанкарачарья долгие годы совершал аскезы, благодаря которым обрел все свои мистические силы. В долине у подножия этого холма Господь Ришабхадева оставил этот мир. А неподалеку находится священный город Удупи, где жил Мадхвачарья.

“Удупи?”- подумал я и выпрямился. Поток воспоминаний нахлынул на меня.

– Удупи? – переспросил я. – Мы недалеко от Удупи? Суджал, теперь я вспомнил. Я совершал паломничество по этим местам 27 лет назад.

– 27 лет назад! – удивился Суджал. – Я тогда еще даже не родился.

– Это было в 1979, – продолжал я. – Я только что принял санньясу на фестивале в Маяпуре, в Бенгалии и хотел совершить паломничество по святым местам Индии, чтобы получить вдохновение на служение, которое меня ожидало.

Я не очень хорошо знал Индию в то время, поэтому расспрашивал индийских преданных, куда бы мне поехать. Один из них предложил отправиться в Южную Индию. Он сказал, что многие великие ачарьи, такие как Мадхвачарья и Рамануджачарья родились на юге. Он предложил мне начать с Удупи, поскольку Мадхвачарья жил и бесстрашно проповедовал здесь сознание Кришны, освободив множество обусловленных душ из плена иллюзии и невежества. На следующий день я уже ехал в поезде в Удупи. Так мы будем проезжать Удупи?

– Да, будем, – ответил Суджал.

Я выглянул в окно.

– Тогда мы должны там остановиться, – попросил я. – Я должен навестить старого друга.

– Конечно, – согласился Суджал.

Через несколько мгновений Суджал повернулся ко мне.

– Если не секрет, Махараджа, – обратился он, – кого именно вы хотите навестить?

– Удупи Кришну, – шепотом сказал я.

– Божество Мадхвачарьи? – спросил Суджал. – Простите меня, но не слишком ли фамильярно называть Божество другом? Обычно мы обращаемся к Божествам с благоговением и почтением.

– Это так,- согласился я, – но в “Нектаре преданности” Рупа Госвами говорит, что преданный также должен считать Божество другом. Это одна из 64 анг преданного служения.

Я устал после долгого путешествия, поэтому откинулся, закрыл глаза и попытался вспомнить свое первое посещение Удупи. Я вспоминал, как приехав туда после многодневного путешествия на поезде, сразу же отправился в храм, вошел внутрь и тихо предложил поклоны. Божество на алтаре было с пастушьим посохом в одной руке и шариком масла в другой.

Я вспоминал, как ко мне подошел пожилой пуджари и как милостиво рассказал, что Вишвакарма, зодчий полубогов, 5000 лет назад сделал Божество для Рукмини, главной жены Кришны в Двараке. Прошли годы, и Божество спрятали в озере, наполненном слезами гопи, страдавших от разлуки с Кришной. Пуджари рассказал, как тысячи лет спустя моряк, подняв большой кусок глины со дна озера, стал использовать его как балласт корабля. В том куске глины и было спрятано Божество. Однажды, когда корабль проплывал по морю мимо Удупи, начался шторм, и судну пришлось нелегко. Мадхвачарья, случайно оказавшись в то время на берегу, использовал свою шафрановую одежду как маяк для корабля. В благодарность капитан предложил Мадхвачарье любой товар с корабля, который он пожелает. Мадхвачарья попросил священный кусок глины, использовавшейся как балласт. Моряки пытались поднять его, и он развалился, явив прекрасное Божество Кришны. Несмотря на то, что Божество было тяжелым, Мадхвачарья, будучи воплощением Вайю, бога ветра, сам поднял и принес Его в Удупи, где и установил в храме.

Слушание рассказов об играх Удупи Кришны от пуджари усилило моё восхищение Божеством и я вспомнил, как молился Ему, чтобы всегда быть занятым в миссии санкиртаны Господа Чайтаньи Махапрабху. Также я вспомнил, как молился о защите и помощи в исполнении новых для меня обязанностей санньяси. Мне было 29, я был преданным всего 8 лет. Я знал, что многие стойкие преданные пали, соблазненные женщинами, богатством и ложным престижем.

– Махараджа, – неожиданно услышал я голос Суджала, – мы въехали в Удупи.

– О, здорово! – сказал я и выпрямился.

Мы ехали по улицам города, и я достал ручку и бумагу и стал делать записи.

– Делаете заметки для своего дневника? – спросил Суджал.

– Нет, – ответил я. – Пишу отчет для Удупи Кришны.

– Отчет Божеству? – удивился он.

Когда мы подъехали к храму, сердце мое заколотилось. Я выскочил из машины, пробился сквозь плотную толпу людей и оказался перед Божеством на том самом месте, где стоял 27 лет назад. Я быстро принес поклоны, так как знал, что у меня будет немного времени перед Божеством. Затем выпрямился и трепетно посмотрел сквозь зарешеченное окошко, через которое паломники смотрят на Божество.

– Он так прекрасен! – громко воскликнул я.

Собравшись, я стал зачитывать свой отчет.

– Мой дорогой друг, – начал я. – Миллионы паломников приходят к Тебе каждый год, поэтому я не ожидаю, что Ты помнишь меня. Я был молодым преданным, когда встретился с Тобой впервые. Я только что принял санньясу, и вся жизнь, исполненная преданного служения, была у меня еще впереди. Сейчас я на склоне лет, у меня осталось лишь несколько коротких лет служения Тебе в этом мире. Сегодня я стою перед Тобой несколько смущенный. Мне кажется, я не слишком продвинулся в своей духовной жизни со дня нашей первой встречи. Но я горжусь тем, что могу сказать: “Я все еще Твой преданный, и надеюсь остаться им до конца своих дней”. Я очень благодарен, что Ты защищал меня на протяжении всех этих лет. Благодарю Тебя снова и снова за то, что Ты благословил меня, дав столько замечательных возможностей служить миссии Господа Чайтаньи Махапрабху. И я бы считал себя самым удачливым, если бы Ты продолжал занимать меня в этом служении до моего последнего вздоха.

В этот момент паломники в очереди за мной потеряли терпение и некоторые попросили меня отойти.

– Не буду больше отнимать Твое время, мой Господь, – продолжал я. – Другие паломники ждут. Но такие моменты как этот, когда преданный может открыть Тебе свое сердце в столь благоприятных обстоятельствах, очень редки. Как долго я не помнил о Тебе – а Ты никогда не забывал меня, даже на мгновение. Твое высшее проявление доброты проявилось в том, что Ты привел меня к духовному учителю, моему спасителю, который милостиво учит меня искусству любить Тебя. Пожалуйста, помоги мне действовать так, чтобы он всегда мог гордиться мной.

Теперь паломники уже настойчиво толкали меня, но я не отступал.

– И, наконец, мой Господь, – сказал я, – молю, чтобы служение Тебе очистило меня от эгоистических желаний. Надеюсь, что однажды вернусь в Твою обитель в духовном мире и буду служить Тебе в экстатической любви, вместе с Твоими самыми близкими слугами. Приношу свои смиреннейшие поклоны Твоим лотосным стопам. Вся слава Твоему возлюбленному Мадхвачарье! Вся слава моему дорогому духовному учителю, Шриле Прабхупаде! Только по его милости я смог найти Тебя снова в этом далеком месте.

Я положил листок в карман курты и принес поклоны. Кто-то споткнулся об меня, но я воспринял это как милость Господа.

Пока мы с Суджалом шли к машине, я сказал ему, что этот визит стал важной вехой в моей жизни.

– Я забыл об этой удивительной части Индии, – сказал я. – и почти забыл своего старого друга. Но как всегда, Господь все устраивает так, чтобы мы могли получать даршан Его лотосных стоп снова и снова.

Шрила Бхактивинода Тхакур написал:

“Восьмым аспектом бхакти является сакхьям, дружба с Господом. Как друг Господа, преданный всегда нежно заботится о нуждах Господа. Считается, что сакхьям (дружбу и привязанность к Господу) преданный развивает, поклоняясь Божеству”.

[ Джайва Дхарма, Шрила Бхактивинода Тхакур, глава 9, часть 7 ]